Рогожников Николай Алексеевич - МАОУ гимназия №12 города Тюмени

Рогожников Николай Алексеевич

Рогожников Николай Алексеевич

Серые сумерки опустились над Днепром. Моросил холодный дождь. Сержант Рогожников стоял на берегу и слушал, как шумит Днепр. От реки тянуло прохладой. Правобережье высилось неровными уступами. Через него – путь на Киев. Нелёгок солдатский путь. Немцы во чтобы то ни стало хотят удержаться на Днепре, не допустить его форсирование советскими войсками.
У Николая ещё свежо в памяти, как несколько дней назад, когда дивизион подходил к Днепру, враг ввёл в действие танки. Рогожникову с группой бойцов приказали проникнуть в тыл противника и уничтожить танки. По сведениям разведки они располагались в трёх километрах от переднего края обороны, в роще. Вооружённые гранатами, бутылками с зажигательной жидкостью, противотанковыми ружьями, тёмной ночью бойцы неожиданно ворвались в расположение танковой части. Противник был ошеломлён внезапностью нападения. Несколько неприятельских танков вывели из строя.
Теперь Рогожникову предстояло новое испытание: с несколькими бойцами переправиться на лодке через Днепр южнее Киева, около деревни Ходоровка, и закрепиться на правом берегу Днепра.
Ночью сержант с шестью солдатами переплыл реку и завязал перестрелку. На помощь им спешила рота во главе с командиром Якушевым. Бойцы плыли, держась за брёвна, за сшитые из плащ–палаток мешки, набитые соломой. Достигнув берега, рота сразу же вступила в бой, открыв огонь из двух сорокапятимиллиметровых орудий, доставленных на плотах.
Враг собирал силы, чтобы нанести удар и опрокинуть наших бойцов в Днепр. Десантники заняли оборону, окопались. Под утро гитлеровцы предприняли атаку. Пошли напролом. В свете беспрерывно вспыхивающих ракет были видны их искажённые лица. Десантники расстреливали противника огнём орудий, пулемётов и автоматов, пустили вход ручные гранаты. До рассвета враг предпринял ещё три атаки, но безуспешно. Утром был получен приказ-оборону держать до подхода главных сил. Ряды наших бойцов сильно поредели. Был убит командир первого взвода, его заменил сержант Рогожников. 
Немцы открыли огонь из тяжёлых миномётов и с полчаса били по нашим окопам. Потом снова пошла в атаку пехота.
Десантники подпустили противника почти вплотную, встретили его огнём из всех видов оружия. Гитлеровцы падали, но уцелевшие упрямо надвигались на окопы. Завязался рукопашный бой. Он длился несколько минут. Но вот немцы дрогнули и обратились в бегство. 
– Вперёд, товарищи! – крикнул командир роты, Якушев, выскакивая из траншеи. – Не давайте им опомниться, вперёд!
Рогожникову казалось, что земля, изрытая воронками от мин и снарядов, гудит под ногами. Всё чаще шлёпались мины, осыпая солдат комьями земли, разя осколками.
Рота ворвалась в деревню Ржищево. Бой шёл за каждый дом, за каждую улицу. Около одного из домов гитлеровский пулемёт преградил путь наступающим. Сержант Немыкин под огнём подполз к пулемёту и забросал его гранатами. Помня наказ комдива: начав атаку, доведи её до конца, ибо недобитый враг не перестаёт быть опасным, капитан Якушев не давал немцам опомниться.
Гитлеровцы отступили. Рота, не задерживаясь в селе, продолжала наступление. Не прошло и двадцати минут, как густая серая пыль заклубилась впереди на дороге. Это шли навстречу фашистские танки и транспортёры. Якушев приказал занять оборону на небольшой высоте.
– Без моего сигнала огонь не открывать!
Транспортёры остановились. Танки, прячась в складках местности, ползли осторожно. Словно ощупывая дорогу, они направлялись на фланги, с явным намерением окружить роту. За ними группами, пригибаясь к земле, перебегали солдаты. Фашисты, видимо не сомневались в том, что первым же натиском сомнут храбрецов и овладеют высотой.
– Приготовить гранаты! – раздалась команда Якушева. Вместе с Рогожниковым он находился на правом фланге роты, лежал на краю огромной воронки, откуда был круговой обзор.
– Танки обходят справа! – крикнул командир второго отделения 
– Пусть ползут…Я их угощу! – ответил Рогожников. 
Взяв связку гранат, он выполз на высоту, затаился за её гребнем. Секунды казались вечностью. Тёмно–зелёные чудовища подползли уже совсем близко к правому флангу роты. Под их тяжестью сотрясалась земля. Вот первый танк уже в нескольких метрах от храбрецов. – Гранаты к бою! – скомандовал Якушев.
Головной танк двинулся на левое колено окопа, грузно осел и уткнулся передком. Водитель пытался дать задний ход, но Рогожников метнул гранату, и она угодила в гусеницу: подбитая машина застыла на месте. Солдат Черевко метнул в неё бутылку с горючим. Танк загорелся. Из машины выскочили офицер и солдат. Короткая автоматная очередь сразила их. Вражеские машины повернули обратно. 
– Ага, уходят! – ликовал Якушев. – В атаку, за мной! 
Загремело «Ура-а»! На встречу хлопнуло несколько выстрелов. Но атака была настолько стремительной, что гитлеровцы не устояли.
«За родину, вперёд!» – крикнул Якушев. Пробежав несколько метров, он вдруг остановился, зашатался и упал. Осколок вражеской мины вонзился ему в грудь. 
Сержант бросился к командиру, склонился над ним. – Выполни приказ до кон… - услышал он последние слова капитана.
С оглушительным грохотом продолжали рваться вражеские снаряды. Но Рогожникову казалось, что кругом стало тихо. Быстро поднявшись во весь рост, он крикнул:
– Товарищи! Вперёд!
Атака продолжалась. Рогожников отчетливо видел кривую цепь немцев. Прямо на него, в мышиного цвета френче, устремился фашистский офицер. – Русь, сдавайся! – хрипел он.
Сержант бросился на гитлеровца и прикладом сбил его. Очередью из автомата прошил другого. Оставляя убитых и раненых, фашисты исчезали за оврагом, в небольшом лесу.
Рогожников, приняв командование ротой, приказал перевязать раненых, проверить оружие и окопаться, расставил людей для круговой обороны. Теперь это была уже не рота, а небольшая группа оставшихся в живых храбрецов.
Наступила необыкновенная тишина, но гитлеровцы были совсем близко и, видимо, ждали подхода свежих сил. Надо любой ценой удержать рубеж. Бойцов оставалось всего пятнадцать. Сумеют ли они отбить двенадцатую по счёту атаку? Сказать трудно. Но сейчас надо собрать силы в один кулак.
К вечеру фашисты снова предприняли атаку. Послышался гул моторов. Быстро нарастая, он приближался. Показались чёрные силуэты вражеских танков.
– Приготовить гранаты! – скомандовал сержант. Справа, а затем слева от него разорвались мины. Он откатился к ближней воронке. С волнением следил, как приближались танки. Уже ясно различались кресты на машинах. «Только не спешить! Только не спешить!» – затаив дыхание приказывал себе Рогожников. Бойцы лежали не двигаясь. Выжидали, следя за врагом и держа наготове связки гранат. В это время на правом фланге вдруг послышалось громкое «Ура!» На помощь спешили свежие силы, которые переправились на правый берег…
…Вместе со своей частью Николай Рогожников участвовал в боях за Перемышль, Краков, Ченстохов. Командуя расчётом противотанкового орудия, он беспощадно уничтожал врага.
…Январь сорок пятого. Вот он, чужой, незнакомый Одер! В составе батареи гвардии капитана Попова расчёт Рогожникова первым достигает берега реки в районе г.Олау. Артиллеристы выкатили пушку на лёд. Трудно было продвигаться по хрупкому льду: он ломался под ногами людей и колёсами орудия.
Ночь. В воздухе вспыхивают и гаснут осветительные ракеты. На минуту из мрака возникает Одер и снова исчезает. Стреляя на ходу по пулемётам врага, наши подразделения достигли противоположного берега. Расчет Рогожникова установил пушку в немецком окопе и открыл огонь. Позиция под самым носом противника. Немцы замолчали, ничем не обнаруживая себя. Но утром артиллеристы выдержали сильную контратаку. За первой последовала вторая. И, опять, зарывшись в землю, бойцы прямой наводкой громили гитлеровцев. Убит ефрейтор Согоняк, контужен Рогожников. Расчёт отразил за день шесть контратак, подбив несколько танков. Плацдарм удержали.
На второй день батарея заняла оборону западнее города Олау, выйдя на большую дорогу. Наспех окопались. С рассветом на левом фланге завязался бой.
Вторая группа немцев двигалась с правого фланга нашей батареи. Расчёт Рогожникова развернул орудие. Когда гитлеровцы приблизились, Рогожников подал команду:
– По головной колонне картечью!
Немцы, не ожидая такого удара, растерялись. Артиллеристы перевели огонь на танки.
Расчёты несли потери. На три орудия и один пулемёт осталось всего восемь бойцов. Они решили биться до последнего. Враг отступил, потеряв семь танков. В штабе части считали, что вся батарея погибла. И когда приехал на позицию командир бригады полковник Базыленко, он был очень обрадован, увидев оставшихся в живых артиллеристов, и горячо поздравил их с победой.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1945 года Николаю Рогожникову было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.
Свой боевой путь Николай Рогожников закончил в Праге. Ему предстояла демобилизация из рядов Советской Армии. Но батарея стала для него родной семьёй, и он подал рапорт о зачислении на сверхсрочную службу. Просьба артиллериста была удовлетворена. Рогожников старательно обучал молодых воинов. Его расчёт был передовым, имел несколько благодарностей за отличное выполнение боевых задач.
С 1948 года Рогожников живёт в Горьковской области. Активный общественник: член Шахунского райкома КПСС, председатель группы народного контроля. Был делегатом ХХ11 съезда КПСС.